October 5th, 2007

Я

Потребительский терроризм

Сегодня мы с женой ходили за ее новым паспортом, в котором она красуется уже под моей фамилией. Сей радостный день был омрачен белорусской действительностью. Так получилось, что в старом паспорте был разрешительный штамп для выезда за границу, который действителен аж до 2009 года, ну, и должен быть перенесен в новый. Не буду вам рассказывать о маразматических правилах этого переноса, не в них суть. Главное, что мы все сделали и ровно месяц назад отдали все нужные документы и заплатили все необходимое бабло.

Приходим сегодня в РОВД Первомайского района города Минска. Сначала поднимаемся на второй этаж и забираем паспорт. В 24-ом кабинете нам его дают, но в нем не оказывается того самого штампа. За штампом надо спуститься на первый этаж в кабинет №12. Спускаемся, отдаем паспорт и узнаем, что теперь нам надо вернуться за ним через четыре часа! То есть, мы приехали только для того, что перенести паспорт с одного этажа на другой, из одного кабинета в другой. Если еще учесть, что нам Олин паспорт нужен был сию минуту и это разрушало все наши планы, то меня вся эта ситуация взбесила до чрезвычайности.

Не долго думая, я направился в кабинет начальника Первомайского РОВД. Начальник с кем-то разговаривал по телефону, но после моих слов: "Дайте пожалуйста жалобную книгу," - быстро положил трубку и очень вежливо попросил меня присесть. Сначала он не понимал, что именно меня не устраивает. Он думал, что мы получили паспорт и хотим сразу туда еще и штамп поставить. Но, когда проверил в базе по компьютеру, что все уплачено и все документы поданы, направился вместе с нами к паспортисткам. Он орал на них, они орали "а че, мы должны вообще всю работу делать?", он в ответ орал "бля, так это и есть ваша работа!" Закончилось все тем, что нам оформили штамп в паспорт не за четыре часа, а за четыре минуты.

Когда начальник из кабинета вышел, паспортистка, которую заставили работать, сказал нам, чтобы мы опять шли на второй этаж и ждали около кабинета №24. Через четыре минуты, ни говоря нас ни слова, в этот кабинет вплыла и она сама, держа в руках олин паспорт. Вышла она минут через 15 и, опять же не говоря нам ни слова, стала спускаться вниз. Я у нее поинтересовался, можем ли мы уже забирать документ. На что последовал холодный ответ: "А вы его еще не забрали?" Сначала мне захотелось двинуть ногой по ее толстому заду, чтобы до первого этажа она добралась с максимально возможной скоростью, но это желание я подавил. Зато желание пойти и опять нашестерить ее начальнику я подавлять не стал. Его мне подавила Оля, говоря, что мы и так опаздываем, пускай мол эта тварь сгниет на минской свалке, куда она попадет бомжом, собирающей выброшенные вещи. Но я эту тварь все равно запомнил.

Заголовок статьи придуман товарищем vp, который возглавляет белорусской общество потребительского терроризма potrebitel_by. Дело это очень нужное и правильное, но это сообщение в сообщество я не публикую токмо потому, что мне лень сейчас туда вступать:)

Потребительский терроризм

Потребители, мы всегда правы!
Я

Зарплата

Захожу я значит сегодня в автобус самого знаменитого минского маршрута - 100 - и вижу вот такую картину:



Уж извините за поганое качество, но снималось телефоном, а освещения почти не было. На самом деле и фотографировать я не хотел - мало ли пьяного пролетариата валяется по автобусам? Пускай он заснул всего в одном ботинке, а между ног очень неудобно расположился стальной шест, зато он людям не досаждает.

Но тут подошли его более крепкие дружки и с одним из них у нас произошел забавный диалог:

- О, а чего это Серый устал? Только что ведь стоял.

- Когда я зашел, он уже лежал.

- Ух, ты! И так будет с каждым, кто получит зарплату!

После чего человек попытался пробить какую-то бумажку, которая на талончик вообще не была похожа и присел рядом с Серым пытаясь того привести в чувство. Тут стремительно как всегда возникла моя остановка и мне пришлось нежно распрощаться с этими милыми людьми. Мы буськнули друг дружку в носик и поклялись любить друг друга до завтра.

Вот думаю, надо было от этого мужика кусочек с попы себе на память отрезать;)